?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Суть ответа прокуратуры Кемеровской области на заданные его представителю ко Дню борьбы с коррупцией вопросы сводится к тому, что она не в состоянии оказать какое-либо противодействие укрывательству следственными органами МВД лиц, ворующих денежные средства из различных источников, поскольку законодатель лишил ее возможности самой заниматься расследованием уголовных дел. Противодействовать воровству государственных денежных средств - в случае, если в этом заинтересованы сами "правоохранительные" органы, вместе с ответственными лицами соответствующих государственных структур (что чаще всего и бывает), - как вытекает из этого ответа, невозможно. Хотя даже по возбужденным два с половиной года назад по заявлению представителей КРФ ОАО "Россельхозбанк" уголовным делам по хищениям из него на сумму 263 млн. руб. - имевшим место при том же самом руководстве банка (судя по сообщениям СМИ) и в тот же самый период, что и те, о которых заявлял я, - никаких данных об их дальнейшей судьбе нет. Вполне возможно, что расследование хищений по даже возбужденным уголовным делам, которые тоже находились в производстве Управления МВД по г. Кемерово, "спущено на тормозах".

В случае же когда речь идет о частных инвестициях и о частном лице как потерпевшем, который в отличие от представителей вышеупомянутого государственного банка заинтересован в правосудии со стороны государства, то, как вытекает из вышеупомянутого ответа А.А. Немыкина, у этого лица имеется право подать заявление в суд о присуждении из средств федерального бюджета компенсации за нарушение сроков уголовного судопроизводства, на основании федерального закона №68-ФЗ. Но это, во-первых, не решает проблему сознательного укрывательства преступлений со стороны следователей, а во-вторых, Алексей Александрович почему-то забыл упомянуть о том, что согласно п. 6 ст. 3 этого закона "заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд в шестимесячный срок со дня вступления в законную силу приговора или постановления суда, принятых по делу" (из этого же принципа законодатель исходит и в других положениях закона). Т.е. подать заявление о присуждении компенсации я могу лишь в том случае, если уголовное дело по моему заявлению будет все-таки возбуждено и по нему следственными органами будет вынесено обвинительное заключение. В процессе же "качель" - периодических отказов в возбуждении уголовного дела этими органами и отмен этих постановлений прокуратурой - это сделать невозможно.

Волокита уголовного дела в связи с сознательным укрывательством преступников следователями полиции, будучи само по себе составом преступления по ст. 300 УК РФ (подследственность органов СК РФ), провоцирует следователей-укрывателей, а также тех, кто за ними стоит, на другие аналогичные преступления. А это, в свою очередь, провоцирует множество других преступлений в обществе, которые не связанных с преступлениями, в которых "правоохранительные" органы принимают участие путем их сокрытия, но которые по смыслу своей деятельности они должны выявлять и пресекать в соответствии с предоставленными полномочиями. Поэтому отчасти закономерно, например, что МОВД "Юргинский" ссылается на свою колоссальную занятость в объяснение поведения своих следователей, а город Кемерово оказывается самым криминальным городом России, что говорит лишь о том, что те случаи коррупции в "правоохранительных" структурах региона - не случайность, а самая настоящая закономерность. Своими преступными действиями "правоохранители" Кемерова и других городов области оказывают поддержку воровской идеологии, которая принята в криминальной среде, что, в свою очередь, провоцирует вал правового нигилизма в обществе, проявляющийся как игнорирование правовой системы в целом, и, как следствие, - рост числа преступлений. Если этот порочный круг не разорвать, то общество Кемеровской области ждет моральный распад и, вполне возможно, политическое отделение от РФ под руководством своих правящих коррумпированных элит.

СУ СК РФ по Кемеровской области, в подследственность которого входит возбуждение уголовных дел по ст. 300 УК РФ (Незаконное освобождение от уголовного преследования), в которое я также неоднократно обращался в связи с явными противоречиями между доказательствами, имеющимися в материалах проверки, и выводами следователей по этим материалам, в действиях последних события преступления не видит. В такой ситуации мне ничего не остается, как ждать когда ИФНС №7 г. Юрги в итоге конфискует остатки зданий, ставших объектом имущественных преступлений (с общей суммой ущерба более двух десятков миллионов рублей), по задолженности по налогу на имущество физических лиц либо, что все же маловероятно, когда МОВД "Юргинский" все же найдет время расследовать преступления по моим заявлениям. Если ИФНС №7 г. Юрги конфискует у меня доказательную базу этих преступлений - преступлений, по сути, полицейских следователей, которые, как не трудно догадаться, в обмен на долю от награбленных денежных средств решили игнорировать собранные (отчасти их же коллегами) доказательства вымогательства, - то это будет ярким прецедентом, демонстрирующим отсутствие какого бы то ни было правового поля в регионе (при полнейшем попустительстве федеральной власти), а также уроком всем потенциальным инвесторам не столько даже для оценки рисков каких-то инвестиций в предприятия Кемеровской области, сколько даже для нахождения на территории этого региона.

Календарь

Март 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Профиль

dmk_blog
Дмитрий Кузин
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner